ПРАВОСЛАВНЫЙ ПОСТМОДЕРНИСТ
Газета «Рекламная Полиграфия», июль 2003 г.

В середине 90-х годов Александр Зимин открыл дизайн-студию «Зимикс», которая стала достаточно известной в городе, участвовала в первых громких выставках «Реклама и информация», сделала более 20 фирменных стилей ведущих компаний города. После 1998 г. стал ощущаться кризис креативного дизайна, и студия Зимина более трех лет посвятила себя интереснейшей работе с ведущими музеями города. Только по музею-заповеднику «Царское Село» было выпущено более 20 изданий на нескольких языках.
Сегодня Александр Зимин - частный издатель с богатейшим опытом последнего десятилетия. По просьбе редакции Александр рассказывает о получивших известность проектах и перспективах своего издательства. И, пожалуй, наиболее ярким таким проектом последних лет стал «КалендART».


О «КалендARTе»

Меня часто спрашивают, откуда вообще взялась эта безумная затея. Когда в 2001 г. я искал стартовую тему для издательства, я перечитал Милорада Павича. Он называет себя православным постмодернистом, и в этом мне близок. После «КалендАРТа» некоторые мои знакомые называли меня так же. Все бестселлеры Павича, начиная с «Хазарского словаря», - не просто книги. Это роман-словарь, роман-кроссворд, роман-клепсидра, в котором читатель становится соавтором. Потому что в них присутствует элемент игры. Мне показалось тогда, что это неплохая идея для подачи «хитов» современных питерских художников.

Осенью 2001 года наше издательство совместно с типографией «Агат» выпустило первый, пилотный проект - календарь-альбом «Лики Терпсихоры». На мой взгляд, фотопортреты прим Мариинского театра, которые вошли в календарь, - лучшая серия в творчестве культового петербургского фотохудожника Александра Китаева. На следующий год мы выпустили «Лики» уже в коммерческих целях. Издание имело успех и, по нашим подсчетам, поступило в музеи и библиотеки 14 стран мира.
После выхода «Ликов» стало ясно, что календарь, как малая форма, - идеальный способ прощупать зарождающийся в Петербурге рынок изданий по современному искусству, и из подобного материала можно сделать серьезный издательский проект. Так к февралю 2002 года появились календари «Ангелы Петербурга», «Зверики», «Метаморфозы» и «Другой Петербург».
Кстати, в «КалендART'е» нет даже намека на приписываемую ему элитарность. Настоящее искусство вообще не делится на элитарное и народное. Это либо искусство, либо нет. И «простой» человек это очень хорошо чувствует. Что и доказал «КалендART». Больше всего продаж «Ликов Терпсихоры» приходится на покупателей, не имеющих никакого отношения к балету. Такая же ситуация с другими нашими календарями-альбомами.

Но специально для продажи «КалендART» выходить не будет. Маркетинговую задачу он выполнил. Мы будем выпускать один-два календаря-альбома в год, в первую очередь, с целью рекламы и PR издательства и его партнеров. В реализации проекта будут по-прежнему участвовать типография, пре-пресс студия и другие компании, которых устраивает такого рода реклама и PR. У нас нет проблемы с партнерами по проекту, поскольку он охватывает самые разные сферы бизнеса: издательство, дизайн, полиграфию, пре-пресс, арт-бизнес, музеи, СМИ и т.д. А наиболее успешные проекты на следующий год будут издаваться и в коммерческих целях.

После выхода «КалендART'а» к нам стали поступать предложения типа «сделайте нам так же красиво». К сожалению, не многие понимают, что «КалендART» невозможно поставить на поток, что это штучная работа. Мы берем у художника самую удачную серию, причем ту, которая может полностью раскрыться в малом объеме календаря. Над такой серией художник работает несколько лет, например, Надежда Кузнецова своих «Звериков» писала 5 лет. Мало того, что такую серию нужно найти, ее еще важно не испортить. Поэтому, просто по определению, у таких проектов достаточно высокая цена. И для их реализации требуется значительно больше времени и другая степень профессиональной свободы.

О профессиональной свободе>

Как любой человек, дизайнер свободен изначально. Это свобода выбора, выбора: темы, заказчика, цели. Когда выбор сделан, нужно говорить не о свободе, а о доверии заказчика или партнера. В этом главный секрет успеха «КалендARTа». «Ангелы Петербурга» получились благодаря не только финансовой поддержке холдинга «Петромед», но и терпению, пониманию и участию президента холдинга Дмитрия Владимировича Горелова. Это не лесть, а совершенно заслуженный комплимент. Проект длился год. В нем участвовало 56 художников - каждый рисовал 3-4 работы. Мы трижды начинали все сначала. И при этом имели практически полную свободу. Мне говорят, что такие заказчики, обладающие абсолютным чувством стиля, - редкость. Главное, что они есть. И сегодня, когда мне предлагают подобную работу, если я понимаю, что заказчик не доверяет мне как профессионалу, я отказываюсь. Как это ни парадоксально звучит, но чем дороже по затратам проект, тем большей свободой (т.е. доверием со стороны заказчика) должен обладать дизайнер. В противном случае это выкинутые деньги и испорченные отношения.

О петербургских типографиях

За десять лет мне пришлось поработать с большинством известных петербургских типографий. По понятным причинам, мне бы не хотелось выделять кого-либо из них особо, даже наших деловых партнеров.

Я считаю, что существующий между дизайнерами и типографиями «кармический» антагонизм в итоге приносит пользу обеим сторонам. Очередная безумная затея дизайнеров хотя и вызывает иногда нервный скрежет восстановленных Гельдербергов, но так или иначе способствует поднятию типографии на новый уровень печати и сервиса (даже при отрицательном результате), а типографские ошибки возвращают дизайнеров на землю, напоминая им о том, что их замечательные мозги, без знания технологии печати и дружбы с технологами, в полиграфии часто ничего не значат. И в тех редких случаях, когда дизайнеры и типографии встают по одну сторону баррикад, происходит чудо.

Может быть, именно благодаря этому врожденному чувству риска мы не только получили такое быстрое развитие полиграфии, но достаточно легко перенесли дефолт. Не успели горячие финские парни радостно протопить свои полиграфические «сауны» в сентябре 98-го, как лишились еще и заказов на этикетку и упаковку. Ну а рекламная полиграфия в массовом масштабе к ним так и не вернулась.

О дизайне

Мне достаточно сложно говорить о каких-то тенденциях креатива и дизайна в нашем городе, потому что я стою в стороне от традиционного рекламного и полиграфического рынка и никогда не стремился его завоевать. Кроме того, несмотря на свой русский (восточный, византийский) менталитет, я делаю по стилю чисто европейские вещи, возможно, потому, что почти девять лет проработал с музеями Петербурга. А в нашем «европейском городе» в сфере прикладного дизайна получил признание американский китч с русским акцентом. Какими бы европейцами мы себя ни считали, большинство из нас остается людьми, генетически унаследовавшими восточное, византийское восприятие мира. Поэтому в 90-х годах, в период культурного коллапса, мы так легко проглотили проверенную на странах третьего мира пилюлю «американского образа жизни». Мне это представляется делом очень полезным, так как наши восточные гены рано или поздно отвергнут чужеродное, и мы получим стойкий иммунитет к очередной попытке научить нас правильно жить. И уровень прикладного дизайна - очень четкий индикатор такого выздоровления.

Утверждение о том, что хороших дизайнеров в Петербурге можно пересчитать по пальцам, к сожалению, является правдой. Дизайн может стабильно развиваться только там, где готовы платить за «штучные мозги» реальную стоимость. Поэтому в Петербурге, хотим мы того или нет, происходит «вымывание» талантливых дизайнеров. Многие из них, достигнув высокого уровня, уходят в другой бизнес или уезжают из города.
Я считаю, что говорить о дизайне как искусстве - просто смешно. Дизайн - это, в первую очередь, ремесло. И в нем таланта - 10 процентов, остальное - терпение и каторжный труд. И если в дизайне и есть что-то от искусства, так это умение сделать классную вещь в тех рамках, которые поставил заказчик и умение найти этого заказчика. Поэтому я, приглашая на работу дизайнера, всегда обращаю внимание, насколько человек может делать все одинаково хорошо - от визитки до элитного календаря или альбома. Если дизайнер говорит вам, что «предложенные им варианты были намного лучше» и «лох-заказчик» все испортил», можете сразу заканчивать с ним разговор, иначе потом окажетесь этим самым заказчиком.

О культурной столице (или городе-музее)

Мы называем себя культурной столицей, а Москва называет нас городом-музеем. Я думаю, что это иллюзия, насчет культурной столицы. Потому что она может быть только там, где существуют реальные деньги. Например, в том самом атриуме, из которого господин Дибров ведет свою «Апологию», но никак не в петербургском Манеже, кто бы это ни говорил. Поэтому, чем скорее мы поймем, что Петербург город-музей, а не культурная столица, тем проще нам будет жить.
Между прочим, в этом музее, если оглядеться, огромное количество уникальных экспонатов, которые любая фирма может использовать для собственного продвижения.
Попутно, позвольте сделать искренний реверанс в сторону менеджера по PR компании «Петерстар» Алины Карпиченко, потому что благодаря ее усилиям нам удалось выпустить календарь «Другой Петербург» с работами Дмитрия Конрадта. Дмитрий Конрадт - культовый фотохудожник, один из лучших в Питере, которые снимают цвет. Календарь дополнен диском петербургского композитора Игоря Воротникова, которого я в шутку называю «питерским Морриконе». Получился проект, достойный любой культурной столицы. Во всяком случае, интеллектуальные туристы из Европы от него в полном восторге.

Об отсутствии денег

Я лично считаю, что беспрерывные жалобы наших художников, да и многих дизайнеров, на отсутствие денег в городе - это лень и завышенная самооценка. Почему многие художники и особенно фотохудожники считают, что заказчик или спонсор должен отвалить на издание сумму с четырьмя нулями, как только он услышит фамилию этого художника? Что от этого получит спонсор или заказчик, его совершенно не волнует. Если он талантлив, ему почему-то по определению должны давать деньги. Самым главным аргументом в этом случае звучит: «В Москве за это платят в ... раз больше». Однако на ПМЖ этот художник в Москву не едет, и к 50 годам, имея всего несколько буклетов, на каждом шагу заявляет об отсутствии денег в городе. То же и с дизайнерами. Они часто считают, что заказчик должен давать деньги под проект только потому, что он невероятно интересен самому дизайнеру.

Сделав «КалендART», я могу сказать, что деньги на проекты в городе есть. Не такие, конечно, как в Москве, но вполне достаточные для того, чтобы можно было сделать серьезный проект.

О прошлом и будущем

В первую очередь, мы продолжаем делать на заказ дизайн, креатив и имиджевую рекламу, и не только для музеев и «интеллектуальной» элиты.

Что касается непосредственно издательских планов, то после успеха выпущенного нами альбома, посвященного Свято-Троицкому Александра Свирского монастырю, мы продолжили серию «Новое небо». Сейчас заканчиваем работу над совместным проектом - «Греция. Путешествие по Святым местам». Это светское издание, рассчитанное на широкий круг читателей, выходит при поддержке крупнейшей на Северо-Западе промышленной группы ЛСР.

В июле при поддержке другого крупного холдинга мы запускаем проект альбома, в котором будут участвовать около десяти современных петербургских художников и писателей. Этот проект вырос из «КалендART'а». В нем так же будет элемент игры и соучастия читателя. Но поскольку сегодня я читаю Умберто Эко и Харуки Мураками, у этого проекта будет совсем другая идея. При всем при том, это чисто коммерческий, ограниченный жесткими рамками проект.


Как человек, всегда печатавший практически всю свою продукцию в Петербурге, я считаю: то, что сделали наши полиграфисты за последние 6 лет - это промышленная революция. Тот, кто начинал размещать заказы в типографии, где десятилетний «Доминант» считался машиной будущего, технолог был уверен, что все краски в мире производятся только в городе Торжке, а нетрезвый печатник мог обидеться за слово «CMYK», посчитав его за ругательство, поймет, о чем я говорю. И несмотря на весь наш взаимный антагонизм, многим из них я очень благодарен за то, что они, не щадя машинного времени, стоически вытаскивали наши безумные затеи. И часто добивались потрясающего качества. Поэтому мне, например, надоело привычно винить типографии в том, что они что-то еще не могут, и что у них предновогодняя амнезия, и что еще часто приходится стоять на тираже. Можно подумать, что общий менталитет в стране за это время глобально изменился, а мы, дизайнеры, издатели, стали продвинутыми европейцами!..

Говорят, что нужно, чтобы прошла пара поколений производственников, менеджеров, чтобы четкий производственный процесс вошел в гены работников. На это я ничего ответить не могу. Мы уже говорили о наших восточных генах...


Подготовил Сергей Щавинский



[новости] [об издательстве] [портфолио] [карта сайта] [контакты]

   

Наши координаты:
191036, Санкт-Петербург, ул. 9-я Советская, 5
тел./факс: (812) 710 34 21
mail@zimin.spb.ru

об издательстве